Работа ради жизни, а не жизнь ради работы

21/04/2019 517

За последние 7 лет у меня не было отпуска чаще одного раза в год и продолжительнее двух недель.
Мои перерывы между сменами мест работы занимали ровно столько времени, сколько нужно на решение формальностей — запись об увольнении, запись о зачислении. Долгий период времени я совмещала двойную занятость: на одном рабочем месте — руководящая должность, на другом — прямые эфиры в кадре. 
Я не хвастаюсь. 

За последние 7 лет приблизительно четвёртая часть моих выходных дней были рабочими. Треть официальных государственных праздников прошла на съёмках или в офисе из-за «наложения процессов» и «отставания по КПП». Добрую половину вечеров после шести я провела за написанием статей, сценариев, синопсисов, телевизионных программ и новостных сюжетов. Больничный брала единожды — когда легла на операцию. Он длился 5 дней. 
Я не жалуюсь. 

Дело было не в моих руководителях. Не в отчаянной борьбе за кусок хлеба. И даже не в том, что моя профессия подразумевает вовлечённость 24/7, потому что быть телевизионщиком, значит держать руку на пульсе нон-стоп.

Дело было в том, что выбор в пользу такого ритма жизни я сделала сама. Ведь у меня всегда были профессиональные цели, оправдывающие любые жертвы. Как и у многих из нас сегодня: «трудоголизм» стал диагнозом.

Но минувшая зима выбросила меня из этого водоворота. Телевизионный проект, которому я отдала последние 2,5 года жизни, перестал существовать. Крупнейший медиахолдинг страны залихорадило. Рынок предложения фактически рухнул. Я осталась безработной на неопределённый срок вместе с сотнями моих коллег, большая часть из которых — неоспоримые профессионалы. И большая часть из которых до сих пор не могут вернуться в строй. 

Я думала, этот период станет для меня похожим на мУку. А оказалось, что 7 лет назад меня накрыла волна. И всё это время я плыла под водой — в том состоянии, когда ты ничего не видишь, не слышишь и не дышишь. Только через месяц после увольнения я осознала, что вынырнула. Что есть люди на берегу. Что рядом плывёт матрас. Что у кромки воды смеётся ребёнок. И всё это было здесь всегда, всё это время. Но проходило мимо меня, потому что я барахталась в бескислородной среде и пускала вверх пузырьки. 

Я оставалась в вынужденном отпуске 3 месяца. Мои персональные «90 дней лета» зимой. Мои каникулы, ставшие самым осмысленным временем за ушедшую семилетку. Мой «больничный», во время которого я выздоровела…

Я не хочу сказать, что работа потеряла для меня смысл. Нет. И я надеюсь, что этого не случится никогда. Я вышла на новый проект счастливая и с удовольствием. Мне всё так же важно и интересно то, что я делаю.

Но я поняла, что во фразе «Работа — это часть жизни», ключевое слово — ЧАСТЬ.

Меня перестала мучить совесть за вечера пятниц, проведённые вне офиса. Я приучила себя не думать о работе, когда я с родными. И не обсуждать её, когда я с друзьями. Я больше не считаю преступлением в часы, которые за пределами официального графика, предпочесть личные интересы профессиональным. Хотя это и очень близкие для меня понятия, — порой неразличимо близкие. И хоть я всё так же готова на подвиги, но отдельную пижаму, которая лежит в ящике рабочего стола, я больше не куплю. Подвиги на то и подвиги, чтобы быть исключением, а не нормой жизни. 

Но, самое главное, что во всём этом я чувствую справедливость не только по отношению к себе, а и по отношению к работе. Потому что перестаёт быть инициативным, искренне заинтересованным, свежим в подходах человек, который не переключается. Потому что в нём говорит не любовь к работе, а обиженность на неё за то, чего она лишает. Потому что обесценивается то прекрасное, что она даёт ( и я сейчас совсем не о деньгах).

Так приходит эмоциональное выгорание, в котором можно прожить годы, не отдавая себе в этом отчёта. А ведь работу, как и другие составляющие жизни, нужно любить, а не мучить или терпеть. Но для этого, повторюсь, она должна оставаться ЧАСТЬЮ.

У меня всегда были профессиональные цели, которые оправдывали любые жертвы — работа вместо сна, работа вместо здоровья, работа вместо любви. Работа вместо меня…

Сегодня мои профессиональные цели покоряются главной из них — работа ради жизни, а не жизнь ради работы.

И мне бы искренне хотелось, чтобы ею проникся каждый трудоголик, который на сотое в день рабочее письмо отвечает прежде, чем на коротенькое смс от родного человека…

P.S. В продолжение темы и с ответом на вопрос: «КАК? Как начать жить иначе?» — эссе Мэта Стила «8 советов, которые помогут не выгореть на работе». 

Автор: Алёна Голубенко