Без амбиций я гораздо счастливей

22/07/2018 112

20 лет назад, восемнадцатилетней девчонкой, я попала в газету «Коммерсант», в девятнадцать запросто ездила в Кремль на интервью и потом еще 23 года, так или иначе, азартно упражнялась в редактуре и журналистике.

Со всей ответственностью и в здравом уме заявляю — сегодня, когда я отказалась от амбиций, а работа и карьера перестали входить в список моих приоритетов, я стала гораздо счастливее. И, как ни странно, успешней…

Может быть это потому, что я женщина, а не мужчина. Но, возможно, так произошло, потому что я наигралась в корпоративные успехи и нашла для работы другую мотивацию, которая не имеет отношения ни к конкуренции, ни к желанию отвоевать самое комфортное и высокооплачиваемое место под солнцем.

Я была очень амбициозна, но с рождением детей жизнь повернула в другое, умиротворяющее русло. И однажды я с досадой почувствовала, что живу по чужому плану. Веду жизнь, далекую от ощущения счастья. Саму себя с кожей оторвала от «Коммерсанта», испытала огромное облегчение, но вскоре обнаружила, что это еще не финиш. Теперь нужно научиться различать свои и чужие желания.

Было как в анекдоте про елочные игрушки, которые блестят, но не радуют. Пришлось запастись терпением и потратить годы на то, чтобы нащупать свой путь, больше похожий на лесную тропу, чем красную дорожку у Дворца фестивалей (хотя было время, когда я искренне мечтала о пафосных красных дорожках, о платьях с голой спиной и босоножках на шпильках ). 

Странная вещь — амбиции только отравляли мою жизнь. Каждый раз, когда в канун очередного Нового года мы с мужем перебирали самые дорогие и счастливые моменты года, в них оказывались путешествия вдвоем и поездки с детьми, доверительные разговоры на кухне, премьеры волнительных фильмов, дни непослушания, когда все рабочее легкомысленно отменяется, и мы весело пьем с утра холодное белое вино, смотрим сериалы или с азартом играем в самые страшные компьютерные игры.

Как моменты счастья, с благодарностью вспоминаются даже примирения после обидных ссор. Но карьерные достижения и гордость побед — ни разу. Ну, если быть точной — по одному разу мы шумно отметили выпуск первой книги — моей и его. Но вторая, третья и последующие книги уже воспринимались как нечто полезное, но менее важное, чем волнительное поступление мальчишек в школу в Испании или ужин-спектакль у Массима Боттуры, ловкий и нервозный приезд за минуту до конца регистрации на самолет в Лиссабоне, мокрая прогулка без зонтов по июльской Москве.

Чудеса, правда? Учитывая, что меня вырастили с твердой уверенностью, что умной быть важнее, чем красивой. Что головокружительная карьера надежней любви и дружбы. Брр… Жизнь сама слой за слоем снимала шелуху, освобождала от заморочек. И все вроде бы шло отлично, и головой я понимала, что амбиции у меня привитые, чужие, а жизнь прекрасна, если есть близкие. Что хлеба, сыра и вина — за глаза достаточно для счастья, для глубокого дыхания. А если еще и солнце печет — полный восторг и благодарность судьбе!

Но чьи же они были, эти амбиции, которые тревожно напоминали о себе?

Глянцевых журналов, маркетологов, которые соблазняют образами счастливой жизни в дорогих платьях и шубах? Банкиров, которые заинтересованы в том, чтобы мы жадно тратили и постоянно были у них в долгу? Мамы, которая скромно мечтала быть модным журналистом, а стала, как и многие в ее поколении, уважаемым, но скучным инженером?

Я долго и с упорством искала ответ на этот вопрос. Потому что память о жалящих амбициях, о громких завидных достижениях отравляла мне радость простой жизни. Иногда свербила в голове мысль о том, что годы уходят, а я все еще недостаточно успешна.

Прошло три года.

Вернулась ли я за амбициями? Да что я, с ума сошла, что ли? Вздохнула с облегчением и отстала от себя. Сказала амбициям на прощание:

Хотите реализоваться? Да пожалуйста! Только не нойте больше, что ничего не получается, мало успевается…

И они, бедные, оставили меня в покое. Надеюсь, нашли в Сеуле кого-то более увлеченного мазохизмом, чем я.

А потом как-то незаметно стала придумывать нежные, грустные, а иногда и смешные истории, часть из них записывать и даже временами публиковать. И все это было мягче, легче, чем с ожиданиями грандиозного успеха. Это как понять, что не обязана быть красавицей. Точно так же легко становится, когда принимаешь, что ты не Вирджиния Вулф и не Элизабет Гилберт, принимаешь по чайной ложке саму себя и собственные ограничения. Я поняла, что можно сочинять и не конкурировать при этом со всем литературным миром за первое, второе или ладно уж — третье место. Можно вообще не конкурировать! И тогда те, кто вчера вызывал зависть и раздражение, начинают восхищать и вдохновлять.

Со временем я заметила, что больше люблю сочинять, чем записывать. И в этом тоже легкомысленно от себя отстала. Зато теперь я знаю, если вдруг случился упадок сил, простыла или отравилась, стоит мне начать придумывать историю, и я наполняюсь энергией! Оказалось, фантазии — это мое место силы. Главное — не пытаться обменять их на славу или деньги.

Хотите провести небольшой эксперимент? Может быть, вы тоже чувствуете, что устали от гонки и постоянного сравнения себя с другими? От того, что вечно не довольны своими результатами?

  1. Спросите себя: не требую ли я, не жду ли от себя слишком многого? Я хочу написать код, книгу, провести собрание, пробежать марафон потому что мне хочется, любопытно и интересно или потому что так надо? Или так будет правильно? Может быть, вы так пытаетесь доказать, что вы первый среди всех? Самый умный, самая компетентная, самый успешный, самая хитрая и так далее?
  2. Вопрос номер два: если вы пишете код, готовите семинар или совещание ради них самих, потому что это часть развития или рабочего процесса — это одна история. А если все перечисленное всего лишь инструменты для того, чтобы блеснуть перед миром во всей красе — другая.
  3. Третий вопрос, и он же предложение — что, если вы всего лишь неделю будете действовать в жизни и в офисе, руководствуясь своим интересом и любопытством, а не чувством долга или желанием реванша? Всего неделю. За такой короткий срок ничего катастрофически не изменится, при желании вы сможете свернуть в привычную колею. Или вдруг — такое тоже возможно — вам понравится, и вы начнете жить, руководствуясь не амбициозными, а личными интересами?

Вдруг, как и мне, вам такой способ проводить жизнь придется по душе больше привычного?

Автор: Ольга Соломатина, журналист