«Дар психотерапии» — рассказ о том, как быть психологом

25/05/2020 157

Я бы положила на одну чашу весов штук десять тяжеленных учебников по психологическому консультированию, а на другую — маленький томик Ирвина Ялома «Дар психотерапии». И он бы перевесил.

Я бы променяла добрую половину форумов и лекций для психологов, которые посетила за последний год, на возможность прочитать эту книгу раньше.

Я бы поставила её на полку каждого практикующего и начинающего психолога — потому что «Дар психотерапии» должен быть у каждого из нас. Если не в прямом смысле, то хотя бы вот так.

Сила этого произведения — в открытости и щедрости, с которой автор делится своими знаниями и опытом в области психотерапии.

Сила в необыкновенном живом слоге, который не вызывает необходимости перечитывать ещё раз, возвращаться на две страницы назад или долго думать, чтобы понять: а что он хотел сказать? Нет, всё просто и ясно.

Сила в том, что эта книга — не теория, а практика. Практика без скучных упражнений, без длиннющих тестов-опросников, без проверочных вопросов и заданий в конце главы. Но с реальными примерами и конкретными техниками.

Первая же мысль, которая возникает после прочтения книги, невероятно сильна. И звучит она так: «Дайте мне клиента прямо сейчас! Я готова начать практику!»

ТОР-10 цитат из книги

  1. Есть один особенно продуктивный вопрос, который я всегда задаю на первом или втором сеансе:
    «Пожалуйста, опишите мне подробно свой типичный день».
  2. Если пациент в прошлом проходил курс психотерапии, важно выяснить, что было правильным в той терапии, чтобы включить эти аспекты в вашу теперешнюю работу.
  3. Одна из моих главных задач во время ранних контактов — выяснить, кем и насколько «населена» жизнь пациента. Я взял себе за правило проводить детальный опрос обо всех людях, которые играют важную роль в жизни пациента, а также обо всех межличностных контактах.
  4. Любовная зависимость часто служит отвлекающим фактором, уводящим внимание личности от более болезненных мыслей.
    «О чём бы вы думали, если бы не были одержимы?»
  5. Нельзя сказать, что расставание -это стабильный процесс. В нём возникают откаты — и ничто не способно с такой вероятностью вызвать подобный откат, как новая встреча с возлюбленным. Пациенты приводят множество обоснований: они утверждают, что уже оправились от своего чувства, и что сердечная беседа с прежним возлюбленным за чашечкой кофе или обедом поможет многое прояснить — поможет им понять, что между ними пошло не так, установить продолжительную взрослую дружбу или даже позволит попрощаться так, как делают зрелые, взрослые люди.
    Ни у одной из этих отговорок нет шансов воплотиться в жизнь.
  6. У романтической любви есть одно неизменное качество: она никогда не остаётся навсегда.
  7. Слёзы пациента часто указывают на вход в более глубокие чертоги эмоций, и задача психотерапевта состоит не в том, чтобы проявить учтивость и помочь пациенту успокоиться. Совсем наоборот: возможно, вы захотите поощрить его погрузиться ещё глубже. А можно задать вопрос, который часто использую я:
    «Если бы у ваших слёз был голос, что бы он сейчас говорил?»
  8. Я видел немало тех, кто, глядя в лицо смерти, претерпевал существенные и позитивные личностные перемены. Складывалось впечатление, будто рак лечит невроз — фобии и коверкающие жизнь межличностные проблемы, казалось, просто таяли на глазах. Пациенты чувствовали, что становятся мудрее; они переоценивали свои ценности и переставали придавать значение жизненным мелочам.
  9. Каждый ночной кошмар носит явственный отпечаток смерти.
  10. Когда человек оглядывается на свою жизнь и принимает ответственность за то, что он с собой сделал, это может привести к глубоким сожалениям. Психотерапевт должен предвидеть эти сожаления и пытаться их переформулировать. Я часто призываю пациентов спроецировать самих себя в будущее и подумать, как они могли бы жить сейчас, чтобы спустя пять лет оглянуться на этот прожитый отрезок без новой волны сожаления.

Автор: Алёна Голубенко